Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

мадонна

Джоэль Харрис, "Сказки дядюшки Римуса"

они настолько общеизвестны и азбучны, что мне совестно делать тему)) но ритуал есть ритуал -- прочла, значит надо отчитаться))

почти мифический образ рассказчика -- мудрого одинокого деревенского деда, который не прочь присмотреть за пробегающими мимо детишками, принять сладкий подарок и сочинить на ходу терапевтическую сказку, включающую известных персонажей и одновременно какие-то события дня. Такая отцовская фигура, которой не хватает буквально всем. Поэтому о её воплощении читать очень приятно само по себе))

поразительно отношение к жестокостям и неприятностям мира. Все едят друг друга, и это не вызывает никакой экзистенциальной тоски, а выходит как игра, легко. Без цинизма, без малейшего обесценивания, без этого вашего вегетарианства, с полным сочувствием к проигравшему и с восторгом за выигравшего. И ещё сквозь сказочную оболочку очень хорошо виден живой реальный мир, таким, каков он был тогда. И отчасти, в котором мы живём и сейчас.

образы персонажей одновременно условные и яркие, узнаваемые, как ярмарочный балаган. И все Братцы или Матушки)) коварный Лис, туповатый Волк, бычара Лев, смекалистый Черепаха, важный Сарыч. Некоторые с жёнами и семействами (особенно Кролик). Загадочная матушка Мидоус (с девочками), которую как только не воображают простодушные читатели))

жаль только, что сказок мало и они быстро кончаются. Хочется ещё и ещё))

совершенно замечательная озвучка тут.

К. И. Чуковский, "Серебряный герб"

я впервые прочла эту книгу примерно полгода назад, и ужасно жалею, что не знала о ней раньше. Она живая, настоящая, и мне кажется, что её совершенно обязательно нужно знать всем))
Когда начинала читать -- было скучновато и недоверчиво, ну типа вот ещё одна очередная повесть про будни гимназиста... Божечки, как я раскаялась в этой оценке))

постепенно включаешься и начинаешь видеть мир глазами мальчишки. Мадам Шершеневич с болонками, орава Печёнкинцев и состязание воздушных змеев, учитель латыни, девчонки в отдельной гимназии, вредная старшая сестра, лучший друг Тимоша. Мама и её брат. История Циндилиндера.

резкое окончание детства, когда исключён из гимназии по незначительному поводу, за ненадлежащее происхождение, и на будущем ставится крест.

совершенно бесценно показан подростковый бунт "во все тяжкие" и выход из него, возвращение в семью. Участие в этом мамы, её терпение и любовь.
В общем, читать и плакать))

там в обсуждении и другие ценные книги упомянуты:

мадонна

М. Е. Салтыков-Щедрин, "Господа Головлёвы"

внезапно получился обмен впечатлениями там по ссылке в комментариях. Ну может и тут кто-то захочет пару ласковых сказать. Роман очень сильный, персонажи страшные и отношение к ним разное у всех.
(перечитаю сейчас и допишу ещё потом, наверное. А пока -- просто дико жалко всех детей там, и мальчиков, и девочек)

"Время стоит еще раннее, шестой час в начале; золотистый утренний туман вьется над проселком, едва пропуская лучи только что показавшегося на горизонте солнца; трава блестит; воздух напоен запахами ели, грибов и ягод; дорога идет зигзагами по низменности, в которой кишат бесчисленные стада птиц. Но Степан Владимирыч ничего не замечает: все легкомыслие вдруг соскочило с него, и он идет, словно на Страшный суд. Одна мысль до краев переполняет все его существо: еще три-четыре часа -- и дальше идти уже некуда. Он припоминает свою старую головлевскую жизнь, и ему кажется, что перед ним растворяются двери сырого подвала, что, как только он перешагнет за порог этих дверей, так они сейчас захлопнутся, -- и тогда все кончено. Припоминаются и другие подробности, хотя непосредственно до него не касающиеся, но несомненно характеризующие головлевские порядки. Вот дяденька Михаил Петрович (в просторечии "Мишка-буян"), который тоже принадлежал к числу "постылых" и которого дедушка Петр Иваныч заточил к дочери в Головлево, где он жил в людской и ел из одной чашки с собакой Трезоркой. Вот тетенька Вера Михайловна, которая из милости жила в головлевской усадьбе у братца Владимира Михайлыча и которая умерла "от умеренности", потому что Арина Петровна корила ее каждым куском, съедаемым за обедом, и каждым поленом дров, употребляемых для отопления ее комнаты. То же самое приблизительно предстоит пережить и ему. В воображении его мелькает бесконечный ряд безрассветных дней, утопающих в какой-то зияющей серой пропасти, -- и он невольно закрывает глаза. Отныне он будет один на один с злою старухою, и даже не злою, а только оцепеневшею в апатии властности. Эта старуха заест его, заест не мучительством, а забвением. Не с кем молвить слова, некуда бежать -- везде она, властная, цепенящая, презирающая. Мысль об этом неотвратимом будущем до такой степени всего его наполнила тоской, что он остановился около дерева и несколько времени бился об него головой."

прекрасное во фленте)

"Моя знакомая в Москве в середине 90-х как-то заявила, придя домой, что только что в ларьке она видела в продаже яйца птицы киви. Говорит - такие зелененькие, мохнатенькие...
Ей тогда чуть больше 50-ти было..."

"То, что Израиль находится рядом с Африкой осознала лет 5 назад. Живу здесь уже 13."

"До 6 лет я была убеждена, что цимес это такой овощ. Когда воспитательница в детском саду попросила назвать разные овощи, я назвала цимес. Она удивилась и сказала, что такого овоща не знает. По дороге домой я рассказывала маме, какая у нас воспитательница глупая, не знает овоща под названием цимес. Маме пришлось провести разъяснительную работу:)"

"Подозреваю, что мой случай уникален. О том, что Мойдодыр означает МОЙ ДО ДЫР, я сообразила на втором курсе университета. При том, что была "книжным" ребенком, раннее чтение, стихи наизусть и все такое прочее. Открытие меня потрясло, состояние было незабываемое."

"А еще один знакомый в 8 классе только узнал, что океан называется Северный Ледовитый, а не Ядовитый."


и ещё много-много тут https://avva.livejournal.com/1481343.html
жена

пусть эта ёлочка в праздничный час

я сначала не хотела вообще ничего наряжать.
вообще уже несколько лет у меня нет никакого даже подобия ёлки. Разве что случайно перед самым праздником встречу случайно продавца еловых веток и не удержусь купить, поставить в вазу на стол.
А так -- обычно просто гирлянду лампочек протягиваю по комнате, и чуть-чуть какой-нибудь мишуры или шарик. Лампочки всё-таки совершенно необходимы в это хмурое время.
Раньше, когда дети были в доме, старалась наряжать для них хотя бы искусственную ёлку. И даже была уверена, что где-то в доме осталась небольшая настольная ёлочка, которую и наряжать не надо, а только достать и поставить -- она уже наряжена приклеена и прибита. А потом без них как-то и настроения не было. Но где-то же в доме хранится коробка со всей этой праздничной атрибутикой...

Collapse )

Эрленд Лу, «Наивно. Супер»

у скандинавов всё не как у людей))
читая эту книгу, погружаешься в какой-то особый инопланетный мир расслабленности, где взрослые бездельники запросто могут подружиться с соседским малышом и никто при этом их не заподозрит в чём-то неприличном. Где все вообще заботятся друг о друге. Можно впустить в дом и пригласить к обеду первого встречного. Можно спокойно уехать на пару дней и оставить малыша одного под присмотром опять же случайного соседа. Можно не думать о куске хлеба насущного, потому что тебя будут бесконечно опекать и развлекать близкие, давая тебе время созреть, столько, сколько нужно.
В общем, фантастика))
Книга похожа на жжшный дневник во фленте, который просто читаешь день за днём. Жаль, что при этом нельзя оставлять комментарии)) Чужие посты, в которых нельзя пообщаться с автором, не так интересны, как дружеские.

Фредрик Бакман, "Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения"

просто цитаты оттуда.

Каждый семилетний ребенок заслужил своего супергероя.

у Миамасской крепостной стены необычное чувство юмора. То ей вдруг взбредет в голову переместиться на пару километров в глубь леса – просто потому, что захотелось побыть в одиночестве. А на следующее утро, глядь, она уже перебралась в самый центр города, чтобы окружить какого-нибудь дракона или тролля, – просто потому, что она на них обиделась. Например, за то, что они всю ночь пьянствовали и описали стену, пока та спала.

Можно любить свою бабушку на протяжении долгих лет, не зная о ней ровным счетом ничего.

– Ты сказал, что на языке твоей мамы «Миамас» значит «я люблю», да? – спросила Эльса, стараясь не смотреть на шрам, потому что видела, как, поймав ее взгляд, он начинал тереть руки в два раза быстрее.
Волчье Сердце кивнул и снова покосился на улицу.
– А что значит «Миплорис»?
Он молчал, и Эльса пояснила, решив, что он не понял вопроса:
– Одно из шести королевств Просонья зовется Миплорис. Там хранится вся скорбь. Бабушка никогда не лю…
Волчье Сердце перебил ее, но вовсе не потому, что был плохо воспитан:
– Я скорблю. Миплорис. Я скорблю.
– А Миревас?
– Я мечтаю.
– А Миаудакас?
– Я не боюсь.
– А Мимовас?
– Танцую. Я танцую.

я сражаюсь
я радуюсь

И. С. Тургенев, "Отцы и дети" (и все остальные))

мне кажется, что самое подходящее время для чтения Тургенева -- это весна и праздники )) Хотя на самом деле, наверное, не-подходящего времени просто не бывает, настолько у него интересные книги. Каждый персонаж живой и вполне современный, и даже иногда странными кажутся обстоятельства и декорации, какой-то нарочитой обманкой, потому что в современном мире эти личности вели бы себя точно так же. Только при этом пользовались бы интернетом и были бы нашими ТС ))

Вообще, наверное, "Отцы и дети" скорее серьёзное чтение для мужчин. Очень уж там яркие характеры и мировоззрения, очень дотошно описаны разные мужские судьбы. Тьма возможностей для проекций)) А женщин мало, и они так, сбоку, для полноты картины... потому что без них тоже жить никак не получается )) Но с другой стороны, как же женщинам это не читать? Как же не полюбоваться на такую выставку? ))

два брата Кирсановы -- Павел Петрович и Николай Петрович -- мужчины в самом расцвете лет, хотя уже, пожалуй, несколько преклонных лет, но всё равно )) Павел Петрович, как мне кажется, образец офицерского типа... отличный игрок, педант, соблюдающий имидж, честь и благородство без единого пятнышка на всём этом. И очень смутно понимающий женщин, и оттого несчастен в личном, несмотря на всю свою привлекательность. И склонный к подражанию и созависимости, как всякий военный
Николай Петрович сильно уступает ему в "успешности" дел и "продвижении себя", у него совсем другие интересы, и он не возражает держаться в тени брата. Но при этом он что-то знает об этой жизни такое, что позволяет ему быть счастливым, находиться в гармонии с миром, ладить с любым человеком.
Collapse )