Эвриклея (abuela_ama) wrote,
Эвриклея
abuela_ama

Categories:

Терри Пратчетт, "Опочтарение" ("Держи марку")

чтение очень лёгкое и приятное — всего один главный герой (не считая вездесущего лорда Витинари) и его сюжетная линия; разных жанровых ингредиентов в меру, понемножку от детектива, от ужастика, от авантюрного приключения, от любовного романа, от сатиры, фэнтези, производственного... и чтотамещёбывает... Мужских персонажей больше и они разнообразнее, но женские тоже зажигают))
Для детской книги пожалуй сложновато, для взрослой слишком незамысловато — а для "старшего школьного возраста" в самый раз. Хотя удовольствие получат все, по-моему)) то есть, например, читая вслух в семейном/дружеском кругу.
Есть одноименный сериал — говорят, очень удачный (я посмотрела только часть, действительно атмосферный, но я предпочитаю текст).

****************

"«О боги, — подумал Мокрист, возвращаясь к реальности, — не удивительно, что Грош постоянно сосет конфетки от кашля, эта пыль просто удушает!»

Он порылся в кармане и достал ромбовидную таблетку которую дал ему старик. Выглядела она вполне безобидно.

Минутой позже мистер Помпа зашел в комнату и сильно хлопал Мокриста по спине, а дымящаяся таблетка полетела через всю комнату и прилипла к противоположной стене, где к утру растворила приличный кусок штукатурки.


Чтобы содержать свои трубы в порядке, мистер Грош принял аккуратно отмеренную порцию настойки из ревеня и жгучего перца, потом проверил, висит ли на шее талисман из мертвого крота, чтобы отражать внезапные атаки докторов. Все знают, что именно доктора вызывают болезнь, это же просто разумное логическое заключение. Другое дело — натуральные лекарства, они всегда помогают, не то что эти адские снадобья, изготовленные бог знает из чего. Он с удовольствием почмокал губами. Прошлым вечером он не забыл также положить свежую серу в носки, и теперь ощущал ее благотворное влияние.

****************

Раздался шорох, когда Грош снова начал листать большую книгу, лежавшую перед ним на пюпитре.

— Можно, я посмотрю на картинку, мистер Грош? — с жадным интересом спросил Стэнли.

Грош улыбнулся. Это стало частью их маленькой церемонии, поэтому он ответил точно так же, как и всегда отвечал.

— Ну ладно, только это в последний раз. Нельзя слишком часто смотреть в лицо бога, — сказал он, — да и на любую другую часть тела.

— Но вы ведь рассказывали, мистер Грош, что в главном зале стояла его золоченая статуя. Люди, наверное, все время смотрели на него.

Грош задумался. Но Стэнли уже подрос. Он все равно узнает, рано или поздно.

— Знаешь, я подозреваю, что люди нечасто смотрели ему в лицо, — сказал он, наконец, — они все больше смотрели на… крылышки.

— Те, что у него на шляпе и на коленях, — сказал Стэнли, — так что он мог разносить послания со скоростью… посланий.

Маленькая капля пота скатилась по лбу Гроша.

— В основном на его шляпе и коленях, да, — сказал он, — но… э… не только там.

Стэнли уставился на картинку.

— Ух ты, точно. А я раньше и не замечал их. У него крылышки на…

— Фиговом листке, — быстро сказал Грош, — так это называется.

— А зачем у него там листок? — удивился Стэнли.

— О, да они у всех были в старые времена, это считалось Классическим, — сказал Грош, с облегчением уклоняясь от сути вопроса, — это фиговый листок. С фигового дерева.

— Ха-ха, ну и подшутили над ними! Здесь в округе нет фиговых деревьев! — сказал Стэнли тоном человека, обнаружившего изъян в древнем догмате.

— Да, парень, это ты верно подметил, но этот листок все равно был сделан из жести, — терпеливо сказал Грош.

— А крылья-то зачем? — настаивал Стэнли.

— Нууу, я думаю, они считали так: чем больше крыльев, тем лучше, — выкрутился Грош.

— Да, но предположим его крылышки на шляпе и на коленях вдруг перестали работать, тогда он останется в воздухе, подвешенный за…

— Стэнли! Это всего лишь статуя!

****************

— Ну а теперь, к делу. Мой персонал подготовил для меня кое-какие заметки, основанные на общедоступной информации с площади Барбакан, — сказал он, обращаясь к адвокату, — Совет директоров, например. Конечно же, загадочный мир финансов для меня как закрытый гроб…, ах, гроссбух, но создается такое впечатление, что ваши клиенты взаимно работают друг на друга.

— Да, милорд?

— Это нормально?

— О, такое часто случается с людьми, которые заседают в советах директоров сразу нескольких компаний, милорд.

— Даже если это конкурирующие компании? — удивился Витинари.

На лицах людей, сидящих за столом, появились улыбки. Большинство финансистов немного расслабились в своих креслах. Этот человек определенно полный профан в бизнесе. Что он знает о сложных процентах, э? У него классическое образование. Тут они припомнили, что свое образование он получил в Школе Гильдии Убийц, и улыбки исчезли. Но мистер Кривс продолжал внимательно смотреть на Витинари.

— Есть способы — достойные всяческого уважения способы — сохранить конфиденциальность и избежать конфликта интересов, милорд, — сказал мистер Кривс.
... ... ...

— Потрясающе! И как это работает в реальности? — спросил Витинари.

— Просто люди приходят к соглашению, что не будут поступать неэтично, — пояснил мистер Кривс.

— Извините? Я думал, вы сказали, что это стена… — начал Витинари.

— Это просто термин, милорд. Обозначает согласие не поступать подобным образом.

— Да? И они что, правда не поступают? Как удивительно. Даже если эта невидимая стена проходит прямо через их мозги?

— У нас есть Кодекс Поведения, знаете ли! — раздался голос.

Все глаза, за исключением принадлежащих мистеру Косому, повернулись к говорившему, который беспокойно заерзал в своем кресле. Мистер Кривс очень давно изучал Патриция и прекрасно знал, что когда предмет изучения начинает прикидываться сбитым с толку простым слугой народа и задавать невинные вопросы, нужно быть настороже.

— Рад слышать это, мистер…? — начал Витинари.

— Криспин Слеппень, милорд, и мне не нравится тон ваших вопросов!

На секунду показалось, что даже кресла стараются сами собой отползти от него в сторонку. Мистер Слеппень был моложавым человеком, который не просто уже набирал лишний вес, а просто-таки хватал, подгребал и грабастал его на пути к ожирению. К тридцати годам он обзавелся впечатляющей коллекцией подбородков, и теперь все они тряслись от праведного гнева.

— У меня есть множество разных тонов, — спокойно заметил Витинари.

Мистер Слеппень бросил взгляд на своих коллег, которые каким-то удивительным образом оказались вдруг очень далеко от него, у дальнего горизонта.

— Я просто хотел пояснить, что мы не делаем ничего плохого, — пробормотал он, — вот и все. У нас есть Кодекс Поведения.

— Я и не предполагал, будто вы делаете что-то плохое, я уверен в этом, — сказал лорд Витинари, — тем не менее, я возьму на заметку все, что вы сказали мне.

Он пододвинул к себе лист бумаги и аккуратно написал каллиграфическим почерком «Кодекс Поведения». Вызванное его движением перемещение бумаг на столе открыло взорам папку озаглавленную «Растрата». Надпись была расположена, конечно же, вверх ногами по отношению ко всем остальным членам совещания, и поскольку предполагалось, что она не предназначена для их глаз, они, разумеется, тут же ее прочли. Слеппень чуть не свернул себе шею, чтобы лучше видеть.

****************

Быть абсолютным властителем в наше время не так просто, как некоторые полагают. По крайней мере, не так просто, если вы намерены оставаться абсолютным властителем и дальше. Есть тонкости в этом деле. О, вы, конечно, можете приказать своим людям выбить двери и притащить тех кого нужно в подземелья без суда, но злоупотребление таким образом действий выявляет недостаток стиля, плохо влияет на бизнес, входит в привычку и в конце концов очень, очень плохо сказывается на здоровье. По мнению Витинари, быть разумным тираном гораздо труднее, чем быть правителем, вознесенным к власти идиотской демократической системой "голосуй-или-проиграешь". Такой правитель всегда может, по крайней мере, сказать людям, что они сами виноваты, выбрав его.

****************

— Буффон в своих «Размышлениях», которые мне всегда казались скверно переведенными, пишет, что вмешательство в целях предотвращения убийства — суть ограничение свободы убийцы, тогда как свобода по определению универсальна, естественна и безусловна, — сказал Витинари. — Вспомни его небезызвестный тезис: «Если есть на свете человек, который несвободен, то я пирожок с курицей», который привел к ожесточенным дебатам. Так, например, нам может казаться, что отнимать бутылку у пьяницы, убивающего себя алкоголем, — это хороший и даже похвальный поступок, но свобода, тем не менее, оказывается ограничена. Господин Позолот читал Буффона, но боюсь, не понял его мысли. Пускай свобода — естественное состояние человечества, но сидеть на дереве и жевать ужин, который еще вырывается, для нас так же естественно. С другой стороны, Фрайдеггер в своих «Контекстных модальностях» утверждает, что всякая свобода ограниченна, искусственна и, следовательно, иллюзорна — что-то вроде коллективной галлюцинации. Ни один разумный смертный по-настоящему не свободен, ибо настоящая свобода так ужасна, что только безумец или бог осмелится столкнуться с ней лицом к лицу. Она обуревает душу, почти как состояние, которое он в другой своей работе называет фоналлесфолкомменунверштандлихдасдаскайт. С какой позицией согласился бы ты, Стукпостук?"


текст https://fb2.top/opochtarenie-498958
отличная озвучка здесь https://akniga.org/pratchett-terri-opochtarenie-1
Tags: Пратчетт, детям, любимая_классика, маленькие_радости, читаю
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments