Эвриклея (abuela_ama) wrote,
Эвриклея
abuela_ama

Categories:

Армен Захарян, о жизни и смерти

"⁣А потом плывешь по Волге дальше, следуя указаниям черноголовых чаек, и вспоминаешь, что на них до тебя уже ссылались.

Гомер иронически пишет об Энноме, гадателе по птицам, не угадавшем собственной смерти: "Птицы однако его не спасли от погибели черной". Чайки над головой ложатся на правое крыло, и тогда понимаешь: Гомер ошибался. Энном, конечно, знал, что погибнет. Жарким безветренным полднем, за горной грядой, отделявшей его от широкоуличной Трои и верной гибели, Энном долго вглядывался в чаек, метавшихся в поисках моря. И в этом танце Энном видел и бородатого Эакида, метающего свое копье, и пурпурное бурление Ксанфа, залитого ахейской кровью, и троянские улицы, полыхающие огнем, и толстую книгу стихов в твердом переплете, где про Эннома всего две строчки, но ведь про тысячи других гадателей, от гор Иллирии до пустынь Персии - вообще ни одной.

Энном, конечно, провел Гомера: он все знал наперед и, выбирая между "остаться дома" или "остаться в вечности", Энном вошел под белозубую колоннаду своего дома, кликнул раба, приказал снаряжать колесницу и позвать к нему жену. "Жаль, правда, что всего две строчки", - подумал Энном. Но когда речь идет о вечности, не приходится выбирать.

Чайки над головой ложатся на левое крыло, но в их бессвязном крике уже ничего не разобрать."
Tags: за жЫзнь, любимая_классика, утреннее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments