Эвриклея (abuela_ama) wrote,
Эвриклея
abuela_ama

Category:

М. Е. Салтыков-Щедрин, "Господа Головлёвы"

внезапно получился обмен впечатлениями там по ссылке в комментариях. Ну может и тут кто-то захочет пару ласковых сказать. Роман очень сильный, персонажи страшные и отношение к ним разное у всех.
(перечитаю сейчас и допишу ещё потом, наверное. А пока -- просто дико жалко всех детей там, и мальчиков, и девочек)

"Время стоит еще раннее, шестой час в начале; золотистый утренний туман вьется над проселком, едва пропуская лучи только что показавшегося на горизонте солнца; трава блестит; воздух напоен запахами ели, грибов и ягод; дорога идет зигзагами по низменности, в которой кишат бесчисленные стада птиц. Но Степан Владимирыч ничего не замечает: все легкомыслие вдруг соскочило с него, и он идет, словно на Страшный суд. Одна мысль до краев переполняет все его существо: еще три-четыре часа -- и дальше идти уже некуда. Он припоминает свою старую головлевскую жизнь, и ему кажется, что перед ним растворяются двери сырого подвала, что, как только он перешагнет за порог этих дверей, так они сейчас захлопнутся, -- и тогда все кончено. Припоминаются и другие подробности, хотя непосредственно до него не касающиеся, но несомненно характеризующие головлевские порядки. Вот дяденька Михаил Петрович (в просторечии "Мишка-буян"), который тоже принадлежал к числу "постылых" и которого дедушка Петр Иваныч заточил к дочери в Головлево, где он жил в людской и ел из одной чашки с собакой Трезоркой. Вот тетенька Вера Михайловна, которая из милости жила в головлевской усадьбе у братца Владимира Михайлыча и которая умерла "от умеренности", потому что Арина Петровна корила ее каждым куском, съедаемым за обедом, и каждым поленом дров, употребляемых для отопления ее комнаты. То же самое приблизительно предстоит пережить и ему. В воображении его мелькает бесконечный ряд безрассветных дней, утопающих в какой-то зияющей серой пропасти, -- и он невольно закрывает глаза. Отныне он будет один на один с злою старухою, и даже не злою, а только оцепеневшею в апатии властности. Эта старуха заест его, заест не мучительством, а забвением. Не с кем молвить слова, некуда бежать -- везде она, властная, цепенящая, презирающая. Мысль об этом неотвратимом будущем до такой степени всего его наполнила тоской, что он остановился около дерева и несколько времени бился об него головой."

Tags: любимая_классика, терапия, читаю
Subscribe

  • Клиффорд Саймак, "Заповедник гоблинов"

    или резервация гоблинов, если быть точными. — Это какая-то ошибка,— машинально сказал Максвелл. Он был не в силах поверить, что их теперь двое,…

  • Принц Филипп

    я мало знаю об этом человеке, но считаю это своей оплошностью, и мне хотелось бы знать больше. Образ его смотрится практически идеальным…

  • Станислав Лем, "Эдем"

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments